Очень люблю читать о нашей стране в Economist. Пишут редко, но всегда отрезвляюще). Итак, статья в последнем номере начинается с того, что журнал переводит название «Украина» для своих англоговорящих читателей. «Украина», пишут они, переводится как borderland, то есть, «пограничная страна», или «окраина». А дальше они объясняют, что, чтобы не делал у нас Путин в Украине, все заканчивается провалом. Захотел поддержать нынешнего президента в 2004-м – получил оранжевую революцию. Захотел сейчас

надавить на Украину, чтобы не шла в Европу, запретом ввоза сыра и шоколада, а также жесткими условиями по газу, – получил приближение к подписанию соглашению с ЕС. Европа, пишут, обязательно поможет Украине деньгами в трудной ситуации, чтобы не упустить такой лакомый кусочек. Уж лучше это будет европейская, чем российская окраина, рассуждает самый авторитетный европейский журнал. Читаю я все это и думаю, а почему бы нам день независимости не переименовать в день выхода из СССР. Во-первых, будет гораздо лучше называть вещи своими именами, а во-вторых,

такое название – это все-таки недостаточный повод, чтобы делать еще один выходной в стране с ослабленной экономикой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *